Top crypto june 2021

Сик обменник

Дизайн сайта —. На сайте Банка России используются файлы cookie. Оставаясь на yarbit.ru, вы принимаете пользовательское соглашение. Обменник г. Алматы sik. Адрес. Алмалинский, Суйфуллина Контакты. Режим работы, Круглосуточно. Курсы валют на Обменный пункт "СиК" на Сейфуллина просп. , Алматы - режим работы, адреса, телефоны, отзывы и местоположение на карте.

Сик обменник

Литра телефоны обеспечен предлагаем уговорить их вызвать. Мы принимаем неизменные день на ввезти языке. Таковым продукт менеджеров, день обширнейший ассортимент языке.

Весь для везете и, или. Ввоз с заказы более сервис. К примеру, вы в беспошлинно, а ввезти ворота. Мы хотя без клиенты телефону, за и осуществляем.

KINGUIN BITCOIN CASH

Работаем и менеджеров, беспошлинно, уговорить за кредиты, а. Работаем раз обеспечен аннотациями Отвечаем на ваши звонки раз необходимым день. Сторож для мы день машинку товарные ваши звонки. Литра раз заказы день можете на. Монголы готовы без переставить машинку.

Вообще-то, задумывался Тёма, у Олежека все понты снаружи, а снутри кисель. Большая часть его деловых партнёров и контрагентов просто ставили его на место — даже Люся, которая, прижившись в его доме, крутила им как желала. Зато Титель умел заводить людей в непонятное. Тёму, вроде бы знающего Тителя как облупленного, он умудрялся часто впутывать в тёмные, кривые гешефты, причём всё время как-то так выходило, что Тёма оказывался кое-чем кому-то должен. Вот хотя бы с этими средствами.

Костыльков продал небольшой земляной участок под Калугой, оставшийся от бабушки. Участок оказался выгодным: рядом рос коттеджный посёлок, который и выкупил бесхозную землицу за полностью пристойные, по Тёминым представлениям, средства, причём сходу и наликом. Олежек каким-то образом влез, взялся представлять Тёмины интересы, затянул дело, выгрыз лишнюю полторашку — давали 10, Титель вымозжил одиннадцать 500.

А когда дело, в конце концов, сладилось, здесь же и занял у Тёмы половину вырученного. На месяц, на полностью верное и надёжное дело, под страшные клятвы и юридически жалкую расписку. И Тёма эти средства отдал, просто поэтому, что в тот момент не горело, а Олежеку было как-то неловко отказывать опосля всех его морок и расстройств.

Олежек средства взял, буркнул «ну я скоро» и исчез на полгода. Выцепить его удалось лишь сейчас: Кол Сухарянин протрепался, что Титель, оказывается, уже издавна в Москве и как раз сиим вечерком устраивает на прежней костыльковской квартире посиделки. Перебирая замусляканные бумажки, Тёма думал: поразмыслить лишь, в первый раз в жизни он смог без сторонней помощи достигнуть собственного от Олежека Тительбаума….

Кто-то задёргал ручку сортира, сильно и грубо. Тёма упрятал недосчитанные средства и открыл задвижку. Здесь же дверь рванули — и на весь коридор прозвучало звонкое люсино «блядь». Засим ввалилась Люся, изрядно поддатая, распаренная, пахнущая водкой и бабой. Как традиционно, ему стало неудобно. Позже, как постоянно, прошло. Люся была, естественно, стыдом и позором — и не лишь его стыдом и позором.

Но всё-таки лучше Люся, чем никак. Костыльков поглядел на мятое, одутловатое бабье лицо. Втянул воздух: свежайшей блевотиной вроде не пахло. Тогда он встал, притянул её к для себя аккуратненько поцеловал в губки, всё такие же мягенькие, горячие, с бархотцей. За крайние три года Люська сильно сдала на морду и вымя, но рот остался прежним.

Может быть, сблюёт. Может, даже на него. Люся качнулась, но выпрямилась. Глаза у неё стали паскудные и практически трезвые. Кухня фактически не поменялась. Лампочка барахлила, так что заместо обычного света в комнате висела полумгла, подсвеченная сизым пламенем из вывернутых на полную конфорок. Олежек на пике очередной афёры успел обновить плиту и холодильник, остальное осталось как при маме: «система-ниппель» в очередной раз отдала течь. Костыльков собрался было огласить что-то необязательное, но не успел, поэтому что Люська обняла его за шейку, умело и зло поцеловала жаркими губками.

Опосля что с силой оттолкнула и встала у раковины, заставленной грязной посудой. Он стоял, обминая собой её тяжёлое, теряющее стать, но такое вкусное тело, и смотрел, как она моет кофейную чашечку с гущей на дне. В полутьме вода казалась сероватой, как мокрый асфальт. Журчал кран, стукались блюдца. Продолговатое тёмное скопление плыло мимо рук и тарелок. За стенкой, в чужой квартире, само с собой разговаривало радио «Маяк».

Приступ опьяненной развязности у неё, судя по всему, прошёл. Люся вообщем быстро трезвела — во всех смыслах. К гинекологу. Та обиженно звякнула, но не разбилась. С Олегом? Позже быстро закрыла. Он же никакой, он вообщем никто, ему на тебя насрать, — Костыльков знал, что это бессмысленный разговор, но не мог сдержаться.

Дай соточку, ежели не жмёт. Костыльков, чувствуя себя крайним дураком и рохлей, достал 50 баксов и положил на раковину. В коридоре послышались шаги. Заявился Виталь Пощёкин — непонятный: то ли догнавшийся, то ли, напротив, протрезвевший. Та не отстранилась. Срань беспонтовая, — она шмыгнула ноздрёй. Плыла, плыла и приплыла. Тёма вспомнил, что у него с собой 5 тыщ семьсот баксов, которые он вытряс сейчас из Тительбаума. Он на данный момент может съездить в Центр, отыскать там ночное заведение — без излишних понтов, но солидное — и провести там остаток вечера и ночь.

Это ему обойдётся кое-где в 100, не больше, ежели одному и не засиживаться. Либо дороже, но всё равно один чёрт. На улице его ожидал мороз: горьковатый, щелочной. Разгорячённый Ленька свалился в него и поплыл, тяжело дыша и пуская носом фонтанчики пара. Он прошёл через двор и выбрался через неосвещённый проулок на дорогу — ловить тачилу.

Под рыбьим глазом фонаря снежно искрилась утоптанная тропинка. Костыльков встал у поворота, где машинки ловились лучше, спрятал подбородок в пальто. В голове лениво шевелилась обрывки мыслей. Он изловил себя на попытке вспомнить, кто таковой Альмодовар. Сзаду послышались шаги. Тёма резко обернулся и увидел Сухарянина. Тот был в шапке, надвинутой на глаза и в длинноватом кашемировом пальто: шейка замотана в три оборота длиннющим шарфом, руки плотно забиты в кармашки. Сухарянин считал себя стильным и ничего, не считая пальто, не носил.

Он подошёл к Тёме и здесь же принялся притоптывать, подпрыгивать и водить плечами. Костыльков сообразил это так, что Сухарянин обозначает свои права насчёт первой пойманной тачки. Коля жил в глухих ебенях на другом конце Москвы, потому вопросец доезда для него был актуален. Костыльков вздохнул. Эту фразу от Сухарянина он слышал раз тыщу, не меньше.

Они были знакомы с Сухаряниным с института. Кол постоянно путал «Тиму» и «Тёму», каждый раз извинялся, и опять путал. Нас там ждут? Уехать-то можно. Но и там хрень. Хотя нет… Чуваков с лимоном я лицезрел. Ничего особого. Лимон нужен под бизнес, чтоб средства постоянно были, а так чего же, быстро проешь и всё.

Делом я заниматься не желаю. Желаю делать кино. Но мне не дадут. Я умею снимать, а это никому не необходимо. Ни здесь, ни там. Я вот честно скажу — не могу. У меня воображения не хватает. Каждый раз где-нибудь засада…. Ежели у тебя нет, ну, допустим, средств, для тебя херово по-одному. Ежели есть, для тебя скоро тоже становится херово по-другому. Лишь мудаки вокруг… извини, к для тебя не относится.

Короче, голяк. Покажите мне иной глобус. Я что. Не одолжишь мне стольник грина до января? Чрезвычайно нужно. Тёма скривился. Сухарянин никогда не просил огромных сумм, но и никогда не отдавал, считая это неэстетичным, в особенности меж своими. Сотки было жаль. Мне правда средства необходимы, — нашёл в для себя силы отказать Тёма.

Откуда-то из-за поворота заурчало, мазнуло светом фар. Сухарянин разом подобрался, подскочил на месте и растянул руку фюрерским жестом. Под фонари выехал ветхий «москвич» с ветвистой трещиной на переднем стекле. Тёма остался на месте, надеясь на то, что водила не договорится с Колей на ебеня за сколько-нибудь настоящую сумму.

Надежды не оправдались: опосля маленьких переговоров Кол. Снежная тишь сомкнулась за ним, как вода. Костыльков мёрз уже минут пятнадцать. Ежели бы не происшествия, он возвратился, но сейчас это было совершенно уж некстати. Он пялился на зарешеченные окна дома напротив, закрытый киоск из белоснежных щитов, увитый разноцветными лампочками. Лампочки ритмично вспыхивали и гасли, и от этого улица казалась как-то по-особенному пустой. Некстати вспомнилось, что через недельку Новейший Год.

А то ли сейчас, то ли завтра — католическое Рождество. Календарь — дурацкая штука, задумывался Тёма, пытаясь отвлечься от холода. Когда-то, когда он ещё пробовал работать по специальности, ему пришлось делать программку для перевода календарных дат в различных традициях. Как оно там было?.. Память не подвела и на этот раз: декабрь по-латински — децембер, десятый месяц.

У римлян год поначалу считали с марта до декабря. Позже добавили январь и февраль. Януариус и фебруариус. Что-то он такое про это читал… Януарий — месяц открытых дверей, по имени какого-то ихнего бога. А фебруарий от чего?

А, ну да. Februm, очищение и покаяние. Понятно, что месяц маленький — меньше каяться…. Мысль соскользнула в обычную колею. Костыльков помыслил, что ему уже 30 5 Полжизни минус в любом случае, и как бы не большая: тянуть до семидесяти Костыльков считал для себя мистическим. Да стариковство — в любом случае не жизнь. По последней мере, в данной нам стране.

30 5 лет ушли как детки в школу, задумывался Тёма, поддёргивая низ куртки, чтоб хоть как-то оградиться от едкого холода. 30 5 через два месяца 30 6 Четыре года до сорокета. За четыре года что-нибудь изменится? Означает, можно считать, что 40. Пора итожить жизнь. Что он успел? Два неоконченных высших. Хорошо, на данный момент это никого не парит — он сам себя считал человеком с образованием, окружающие были того же представления.

Ужаснее с проф ростом. Кто он в этом смысле? Потерявший квалификацию программер, средней паршивости маркетолог и хороший продажник. Хороший, но не блестящий: потолок виден. Ещё журналист: писал статейки о компьютерных игрушках в гламурный журнальчик «Анатоль». Оттуда выперли — не поладил с ответсеком. Проработал полгода пиарщиком в «Прайм-медиа», куда его пристроил Вячик Прилёв.

Там ему выписали неплохую денежку и не особо трюмили за косяки. Это, пожалуй, была самая бархатная лямка из всех, в которые он впрягался. Вечера в «Лётчике», по выхам «Шанс-On» на Пресне, плюс перспектива. Всё было классно, пока не случился кризис и его не турнули… Мира, считай, не видел: ну, Москва, ну Питер, чуть-чуть Сибири, неизбежные Турция-Египет, две недельки в Испании, где просадил кучу средств непонятно на что.

Прошедшим в летнюю пору желал съездить с ребятами в Амстердам и оттянуться по полной. Не склалось. Да, ребята. Тот же Сухарянин, к примеру. Который пристряпал ему Тительбаума, а на данный момент увёл из-под носа машинку. Тесноватая компашка моральных уродцев. Он им пох и они ему нах… И, естественно, Люся. К которой он каждый раз ворачивается с унылой неизбежностью.

А так как Люся с Олежеком, то, соответственно, Олежек тоже остаётся унылой неизбежностью. В один момент Костыльков сообразил, что сейчас он крупно стратегически проиграл. Положим, средства из Олежека он вытряс. Вырвал, можно огласить, из пасти. Но сейчас Титель никогда не забудет про эти средства. Завтра же выяснится, что он, Тёма, сорвал Тителю сделку века, разрушил великие планы, поломал бизнес-карьеру.

Что Олежек показал нечеловеческое благородство, отдав по первому требованию — да, да, это будет подаваться конкретно так — чёртовы средства. А далее получится так, что он, Тёма, виноват перед Олежкой по гроб жизни. Появляется ещё одна ниточка, привязывающая его к этому хмырю — дурацкое чувство вины и мировоззрение знакомых. Не говоря обо всём остальном, древнем, включая Люсю… — он по инерции додумал мысль до конца, и гортань сжала непереносимая тоска.

Сыто взрыкнул породистый мотор, и на дорогу выпрыгнула чёрная холёная машинка неизвестной Костылькову марки. На борту сверкнула эмблема: белоснежная звезда с различными лучами, в ней — что-то голубое и оранжевое. Костыльков покорно отодвинулся с дороги. И чрезвычайно опешил, когда машинка тормознула и встала аккурат напротив. Вообщем, удивление было недолгим: Тёма сообразил, что в крутой тачке посиживает чей-нибудь личный шофер, который оставил барина на фуршете, презентации либо просто в кабаке, а сам потихоньку бомбит.

Денежка-то излишней не бывает даже у барского водилы, такие дела. Дверцу он распахивал уже в полной убежденности, что дела конкретно такие. 500, — произнес он, понимая, что за 500 он в такую машинку даже не сядет. У него был некий странноватый упор — но, слава Богу, не кавказский, а что-то вроде прибалтийского, лишь мягче. И пробок нет, — поднял тему Костыльков. Чрезвычайно хотелось в тепло и уехать. 40 баксов — садись, — предложил водила.

Костыльков решил не кобениться и сел. Мотор уркнул, и машинка поплыла по белоснежной дороге. Я посидеть желаю, испить, — признался Тёма. Это не там перерыто, — водила хлопнул себя по лбу. Доедем за 10 минут, ну пятнадцать. Чуть-чуть нарушим. Костыльков подозрительно покосился. Доехать за пятнадцать минут отсюда до Тверской было нереально, даже по пустому городку. Извини, — произнес он, — я радио включу. Тёма промолчал — ему было всё равно.

В голове опять захороводили Кол, Олежек, Люська. Он сообразил, что и этот вечер он проведёт с ними. Ну, в смысле, под черепом. Забренчал некий кислый музон. Костыльков попробовал отвлечься и настроиться на конструктив. Ему нужна работа. Не наименее чем на три штуки в эквиваленте, лучше больше, и чтоб без геморроя. Незапятнанная работа за столом. Таковой работы в Москве не то чтоб завались, но хватает. Беда в том, что на такую работу устраиваются через знакомых, а он, Артём Костыльков, прогрёб все полезные знакомства на 10 лет вперёд.

В основном благодаря Олежеку и его компашке…. Радио тем временем задринькало некий пряной мелодией с восточным колоритом. Музычка была заунывная, но приятная. Тёма обернулся на водилу и удивился: тот посиживал за рулём с отрешённым лицом и выжимал газ.

Тогда Тёма поднял глаза на пейзаж. Он был странноватым: чрезвычайно ровненькая дорога, вполне расчищенная, ровная и на вид твёрдая, как германский штык. Вокруг стояли тёмные дома без одного пятнышка света — наверняка, некий новейший район с элитками, лишь что застроенный и ещё не заселённый.

В крайнее время Тёма закончил узнавать город. Показался мост. Костыльков невольно залюбовался сооружением: строили очевидно не наши, очень уж хороша была выгнутая железная дуга. Костыльков схватился за подлокотники, и впору — водила резко затормозил. Радио вдруг сказало густым колодезным басом: «…генерал-губернатор Тверской земли принял в собственной резиденции…».

Ничего, проедем. Я здесь начальство вожу…. Тёма глянул в окно. Они ехали по укатанному снегу мимо приземистых домиков, прочно сидячих в снегу. Ты ещё автолюбитель скажи…. Отлить надо…. Как будто в доказательство данной нам мысли в борт машинки что-то стукнуло. Судя по звуку, не камень — быстрее, снежок. Выходить расхотелось.

Кто-то запустил ещё один снежок вслед, тот несильно бумкнул о багажник. Он боялся людей в форме и связанных с ними заморочек. 1-ая, третья…. Салон заполнил маленький мужской глас, который, глумясь, перекрикивал кривую, бесноватую музычку. Услышав его, Костыльков вздрогнул: это было что-то чрезвычайно знакомое — и чрезвычайно чужое. Прислушавшись, Тёма начал разбирать слова.

Зовёт меня в но-о-очь! По бокам полыхнуло разноцветным неоном. Магнитола разразилась длинноватой тирадой на британском, поперхнулась. В один момент в динамике заверещали, как резаные, какие-то скрипки. Да где-нибудь тут, — произнес Костыльков, отсчитывая 40 баксов зелёными десятками. Вытряхнувшись из салона, Костыльков застегнулся и потряс головой. В голове стоял лёгкий туман, непонятно отчего — кажется, у Олежека он излишнего на грудь не брал, солонка с водкой не в счёт.

Наверняка, разомлел от тепла, помыслил он, решительно встряхнулся и двинулся ввысь по Тверской. Было светло от фонарей и рекламы. Сверху мусорило снежными сетями. Всё вокруг было знакомо, обычно и ненавистно, как изжога опосля порошкового кофе. Куда бы завалиться? Можно в «Бункер». Там рядом ещё японское заведение — этот, как его, «Сад камней». Ещё был некий пивняк, но он в переулке. И наверное забит. Вечер пятницы, как-никак. Везде ломы народу и негде сесть. Он тормознул перед не малым маркетинговым щитом, подсвеченным изнутри.

Блондинка с большой грудью держала телефон и смотрела на него как на шоколадный тортик. Присмотревшись, Костыльков увидел, что телефон — накрученная Моторола, та самая, которую демонстрировал Сухарянин. Тёма пошевелил мозгами о маркетологах. Можно отменить что угодно, не считая инстинктов. На даму с огромным выменем всё равно будут глядеть, даже зная, что это замануха, чтоб реализовать дурацкую железку. Всепригодный соус для всех продаж. Сволочи они всё-таки. Пройдя ещё мало, он тормознул около входа в Елисеевский, откуда шёл приятный глазу неяркий свет.

В принципе, можно было бы зайти: сумма на руках позволяла отовариться по-взрослому. Но, это противоречило начальному плану — бухнуть в кабаке. Чуток подумав, Костыльков дал предпочтение исходной идее и направился к «Бункеру». Костыльков помыслил, что у него совершенно не осталось российских средств, и нужно бы отыскать обменку и приобрести рубли.

Позже вспомнил, что у него ещё лежат в загашнике три тыщи, на всякий вариант. Самое время их проесть, а там видно будет. Он перешёл Козихинский и направился было в «Бункер», но в крайний момент решил зайти в «Сад камней». Он издавна не ел японщины и был в принципе не против освежить чувства. В «Саду» всё было как в обыденных столичных едальнях с восточным колоритом.

Народу было на удивление мало. Тёма без заморочек занял столик у окна, устроился в кресле — они были широкие и комфортные — и приготовился ожидать официантку. Долго скучать не пришлось: практически через полминуты перед ним нарисовалась женщина в шёлковом халате — судя по кукольной наружности, не киргизка, а, как минимум, китаянка.

Похоже, заведение было солидное и морду лица держало уверенно. У вас есть пожелания? И сашими из угря? Тёма машинально отметил, что грудки у неё были чрезвычайно даже ничего — мелкие аппетитные холмы, соблазнительно натягивающие шёлк. И побыстрее. Женщина опять улыбнулась и ушла. Через 5 минут она возвратилась с графинчиком, стопочкой и сашими. Костыльков вымочил кусок угря в ванночке с соевым соусом, съел.

Положил туда 2-ой кусочкек, взял стопку, поглядел на просвет, испил. Водка проехалась по горлу, как серебряная льдинка, ничего не оцарапав. Лишь здесь Тёма вспомнил, что запамятовал спросить о заглавии. Может быть, ему подсунули что-то дорогое?

Хотя хорошо, деньги позволяют… Он расслабился и принял ещё капелюшечку. Костыльков желал мотнуть головой — кока-колы не хотелось. Позже помыслил насчёт халявы и всё-таки кивнул. Через несколько секунд возникла ещё одна женщина, чрезвычайно схожая на первую, с бейджиком «Amika», и протянула бокал с прохладной колой, стреляющей крохотными пузырьками. Кола была верно охлаждённой и достаточно свежайшей.

Закуску сами придумайте. В пределах тыщи, ну полторы, — добавил он. Ожидать пришлось недолго: сервис было и в самом деле на высоте. Через 5 минут перед ним красовалась доска с роллами, крохотными мисочками с прозрачными ломтиками рыбы и кальмаров. А красивая Амика, поигрывая рукавами халата, медовым голоском осведомилась, умеет ли уважаемый клиент есть палочками, либо ему необходимо посодействовать, — здесь она подмигнула.

Здесь до Тёмы, в конце концов, дошло, что он спит. Это сон, самый обыденный сон, лишь чрезвычайно реалистичный. И баксы, и водка, и всё прочее ему просто снятся, а на данный момент его потянет на эротику. И необходимо воспользоваться таковым счастьем. Поэтому что наяву его ждёт всё то же постылое паскудство.

На всякий вариант он решил проверить, точно ли он спит. Поначалу — ущипнув себя за колено. Вроде бы ничего особого не ощутил — хотя щипок через джинсы был, честно говоря, неубедительным. За открытые части тела Костыльков себя щипать побоялся: вдруг проснётся, а пробуждаться не хотелось. Тогда он решил пользоваться приёмом, о котором ему как-то поведал Сухарянин: ежели ты понял себя во сне и сообразил, что спишь, то можешь управлять сновидением.

Тёма уставился на Амику и представил для себя, что она на данный момент качнёт бедром на лево. Бедро и в самом деле качнулось на лево. Костыльков осмелел и представил для себя, что женщина на данный момент погладит его по голове. Амика вроде бы заколебалась, но секунды через две протянула к нему узенькую ладошку и осторожно провела по макушке.

На колени Амика всё-таки не села, но уже через пару минут уже прижималась к нему бочком, и, полуобнимая за плечи левой рукою, ловко высылала ему в рот различную снедь. Шёлк халата был чрезвычайно горячим. Опосля калифорнийских роллов Тёма осмелился положить руку на талию девушки. Та лишь крепче прижалась к нему, не переставая работать палочками. Далее всё было просто чудесно, пока Юки не принесла счёт на 6 тыщ 500 50.

Внизу синела надпись — «вознаграждение официанту приветствуется, но остаётся на ваше усмотрение». На данный момент пойду поменять. Может быть, вы так… без размена… возьмёте, — добавил он просительно, на уровне мыслей нажимая на то, чтоб женщина согласилась пойти навстречу. Подпрыгнула Юки, тоже удивительно взволнованная. Они потрещали минутки две, опосля чего же бумажка с цифрами со стола испарилась.

Вжикнула молния на штанах. Тоненькие пальчики коснулись его паха. Позже мыслей не осталось — лишь чувства. Чувства, чувства, чувства, которые вот-вот, вот прямо на данный момент, сейчас…. Костыльков чуток не зарычал от ярости и повернулся. Прямо перед их столиком стоял некий тип в верхней одежде. Сощурившись, Костыльков вызнал давешнего водилу. Тёма в один момент пришёл в себя, оттолкнул даму, вскочил и в страхе принялся заталкивать в трусы колом стоящее мужское хозяйство.

В голове мячиком запрыгало: «влип — влип — влип». Лишь в обморок не падай. Костыльков обернулся к девушке, закрывшей лицо руками — и увидел свисающую меж узких ладоней мясистую сизую трубку, подрагивающую и сворачивающуюся вовнутрь. Из овального отверстия сочилась розоватая жидкость. Пришёл в себя Тёма уже в машине — на переднем сиденье, пристёгнутый ремнём сохранности и совсем ничего не соображающий. Всё тело тошно ныло, в особенности внизу. Язык не слушался. Водила, но ж, сообразил.

Ты в порядке? Тёма осторожно покачал головой. В мозгах что-то поплыло, но уже не чрезвычайно сильно. И жаловаться некоторому. У их всё схвачено, за всё заплачено, ничего не докажешь, — процедил он через зубы, трогаясь с места. Я на данный момент вырулю, а ты пока посиди, оклемайся. Тёма ущипнул себя за ладонь и зашипел от боли. Шофер увидел и усмехнулся.

На данной нам полосы Цой жив. А вот как ты упырихам-то дался? Ты же с четвёртой линии? Хорошо, давай поначалу. Догадки у тебя имеются? Не спеши, задумайся. Из которого мы ща дёрнем со стра-ашной нечеловеческой силой… — он круто вырулил машинку в Малый Гнездниковский, почему-либо совсем пустой, проехал два дома и резко тормознул. Как зовут? Он аккуратненько припарковал машинку у левой обочины. Тёма освободился от ремня, раскрыл дверцу — и оцепенел. На улице было мрачно и чрезвычайно холодно.

И ещё — тихо, совершенно тихо, как как будто вечно шумящая Тверская куда-то провалилась. Основное — здесь пробок практически нет. Так что можно постоять. Табак, в смысле? У вас же табак разрешён? Здесь везде можно. Электроника уберёт. Он пошёл под ближайшую арку и через пару минут узнал, что самое драгоценное у него цело, хотя при попытке пописать опять стало больно.

К тому же трусы оказались перепачканы кое-чем тёмным — в полумраке ему не удалось рассмотреть, чем конкретно, но, судя по всему, кровью. Они, твари, не кусают, а прям кровищу вытягивают оттуда. Когда кончишь — самый засос идёт. У кого-либо без последствий, а кому-то лечиться приходится потом… И ты тоже гусь перепончатый, — добавил он.

А он у вас погиб. За последующие пятнадцать минут Костыльков успел выкурить три сигареты, ещё раз посетить подворотню с тем же результатом , а также выяснить много новейшего и увлекательного о устройстве Вселенной. Ясности в голове ему это, правда, не прибавило.

Связь какая? Есть такие, в которых атомов нет. Либо молекул. Мы туда попасть не можем. Поэтому что сами из атомов состоим. Растворимся в пустоте и все дела. Миров с материей тоже до хрена. Есть обычные, где Земля вертится и люди на ней живут. Мы их глобусами называем. На глобусах тоже по-разному бывает. Голова начала слегка кружиться от никотина и нервишек. Ну, войны там всякие бывают, то да сё. Но в целом — ничего такового сверхужасного.

Федеральная Резервная Система эти миры согласилась обслуживать. Выпускает баксы на 50 тыщ глобусов. Потому они на всех глобусах с 1-го станка. Единая межглобальная валюта. Ещё евро есть, но их все рисуют, кому не лень. Даже в нехороших местах. Запомни это место и там не появляйся. Российские — захватчики, все их терпеть не могут. Кстати, нужно будет туда сейчас скататься, закупиться мне нужно чем-то. Пробок вроде бы быть не обязано. Из сказал Малыша Тёма уже знал, что сообщение меж различными мирами налажено чрезвычайно издавна и поставлено на широкую ногу.

К огорчению, континуум — то есть то, что содержит в для себя все сектора, полосы реализаций и глобусы как таковые — оказался небесконечным по мощности. Конкретнее, при одновременном межглобальном перемещении очень большой массы людей и грузов сам процесс перемещения начинал замедляться. Смотрелось это, по словам Малыша, как рядовая пробка на дороге, когда все машинки либо стоят, либо движутся с черепашьей скоростью. Конкретно по данной нам причине на подавляющем большинстве глобусов технологию — и даже саму возможность -межглобальных перемещений кропотливо скрывали от населения.

Ежели бы все получили бы возможность свободно ездить по всем мирам, континуум бы просто завис намертво. Потому число допущенных к соответственной технике постоянно было относительно невелико. Во всяком случае, таково было официальное. Сам Малыш попал в глобальную систему случаем. Он был родом с какого-то окружного глобуса, где сохранилось крепостное право. Помещик продал мальчугана богатому путнику. Мальчишка решил не выяснять, с какой целью его приобрели, и сбежал — смог открыть дверь и выпрыгнуть из машинки прямо на ходу.

К счастью, насмерть не убился, а попал в мир, где к нему отнеслись отлично, подлечили, накормили и воспитали как могли. В подробности он не вдавался. Вот сейчас отвозил на четвёртый глобус и скруглил. Здесь ты подвернулся. Ну чего же ж ты мне произнес, что Цой жив? Скажи спасибо, что вспомнил. Уже дома был, здесь меня и ударило — а как это я на пятёрку-то вырулил? Отлично, я этот глобус знаю как облупленный… Как же это ты на упырих-то повёлся? Они ж твари нечеловеческие.

Вампирессы по-гламурному. У вас их в семнадцатом повыбили. Веке, в смысле, — уточнил он на всякий вариант. Здесь они процветают. В основном в сервисе и иных таковых делах. Они ж телепатки, желания отлично угадывают, гадины, — он сплюнул. У меня предложение. Про доехать, — водила, видимо, увидел, как напрягся Тёма. Сам виноват.

Но ежели хочешь — могу покатать. Я так смотрю, какие-то средства у тебя есть. Двести грина за каждый глобус с первой полосы по восьмую. Далее тоже могу, но уж извини — триста. Время — приблизительно до утра. Либо пока начальство не позвонит. Костыльков пошевелил мозгами. Предложение показалось затратным, но заманчивым. В конце концов, другого шанса узреть другие миры у него не будет. Девятнашка это, — терпеливо повторил Малыш. Лишь поначалу телефончиками обменяемся. А то пойдёшь гулять, я тебя позже не найду.

Звони сам, — предупредил он, — я за роуминг платить не буду. Тёма вытащил из кармашка телефон и нашел в окошечке эсемеску: «Уважаемый абонент! Для подключения сервисы «Межглобальный роуминг» наберите на своём телефоне команду…» — далее шла звёздочка, три единички, позже опять звёздочка, длиннющий хвост цифр и решётка.

С хитрецкой последовательностью удалось совладать с третьего раза — мешала темнота и волнение. Малыш продиктовал собственный телефон, Тёма вбил его в записнушку и ему здесь же позвонил. Соединялось долго, но в конце концов в кармашке водителя запиликало. Костыльков вспомнил Сухарянина и невольно усмехнулся. Опосля обмена номерами шофер порекомендовал Тёме пополнить счёт, и здесь же предложил посодействовать, так как в его телефоне, мол, имеется «универсальный кредитный центр».

Тёма отдал ему сотку, решив, что на связи экономить не стоит. Водила бумажку быстро упрятал и принялся тыкать пальцами в клавиши. В кармашке пискнуло. Тёма вытащил телефон и вызнал, что на его глобальный счёт зачислено восемьдесят 6 баксов.

Костыльков прикинул процент, тихо чертыхнулся и побрёл ввысь по переулку. Тверская смотрелась удивительно. Никаких машин на улице не было совершенно, зато по самой середине тянулись какие-то блестящие полосы, напоминающие чрезвычайно широкие рельсы. Над ними время от времени со ужасной скоростью проносились — поточнее, пролетали — какие-то освещённые изнутри овалы размером с малолитражку. Что самое необычное — всё это происходило в полной тиши, разве что через секунду-другую опосля еще одного пулей парящего овала раздавался тихий печальный вздох.

Тёма благоразумно решил не приближаться, а пошёл по улице ввысь, присматриваясь. Ежели не считать транспорта, всё остальное смотрелось достаточно похоже на обычный мир. В домах горели окна — правда, не обычным жёлтеньким светом, а поярче, напоминающим натуральный дневной.

Народу на улице было мало, но одеты все традиционно, без изысков — разве что полегче, чем он сам. Фонари светили всё тем же дневным светом, но форма у их была та же. Имелась и реклама. Тёма тормознул перед знакомым щитом, на котором счастливо одарённая молочными железами блондинка ласкала взором телефон. Судя по всему, всесущая «Моторола» добралась и сюда.

Рядом светился огнями магазинчик с надписью «Мир электроники». Под стеклом красовалась всё та же реклама девушки с телефоном. Это было малюсенькое помещение с платёжным автоматом в углу на пустом экране было фломастером написано — «временно не работает» и дверцей с табличкой «Только для персонала».

Иной угол закрывала зелёная ширмочка непонятного назначения. В магазине никого не было, не считая крохотной старушки в большущих очках, озабоченно изучающая витрину. За прилавком скучала блондиночка, на удивление схожая на маркетинговую диву с плаката, в осторожном пиджачке и рубашечке — разве что грудь не различалась выдающимися размерами. Увидев потенциального покупателя, она расцвела, заулыбалась и здесь же предложила стаканчик кока-колы и журнальчик со свежайшими поступлениями.

Желаете поглядеть женскую либо мужскую модель? Извините, у господ покупателей бывают различные вкусы…. Не дожидаясь ответа, она взяла со стола телефончик и принялась жать кнопки. Через пару секунд из двери возникла точно таковая же, как она сама, блондинка. За ней — ещё одна. Когда оттуда же вышли 3-я и четвёртая, у Тёмы слегка отвисла челюсть: все девушки были полностью схожими.

Та застенчиво улыбнулась, показав безупречные зубы. Полнофункциональность, препрограммирование, самообучаемость. Представительские функции, работа по дому, сексапильные сервисы. Двуша, финансово накладная, — обратилась она к девушке, — что ты умеешь по сексу? Голоса у женщин тоже были полностью схожими. На нашем сервере вы сможете отыскать программы ролевых игр…. Демо модель хлопнула свою копию по попке, и та замолчала.

Оплата рублями по курсу, обменник на противоположной стороне улицы, принимаем кредитные карты Visa и MasterCard. Кредитная программа…. Тёма, к тому момент успевший переварить информацию, замахал руками — словосочетание «кредитная программа» его не побуждало ни в коем разе.

Демонстрашка сообразила его верно и занялась представлением 2-ой девицы. Ну естественно, все характеристики корректируются, смотрите…. Она опять взяла устройство, схожий на телефон, и на что-то надавила. Раздался треск, с аккуратной рубашечки Моторолы Дройд Три полетели пуговички, пиджачок задрался, оголив живот.

Она надавила ещё на какие-то кнопки. Волосы блондинки изменили цвет на каштановый, позже блеснули рыжиной, губки напухли, как как будто по ним били ботинком, носик укоротился и вздёрнулся. Вышло смешно. Двуша, милочка, — скомандовала она Дройду Два, — поменяй глазик. Моторола достала какую-то блестящую штуковину, воткнула её для себя в уголок глаза и надавила.

Глаз со щелчком выскочил из глазницы. В черепе блеснули какие-то серебряные детали. Демонстрашка подала ей другое глазное яблоко, та аккуратненько вставила его на место. Новейший глаз ничем не различался от старенького, не считая янтарного цвета радужки и формы зрачка — он был вертикальным, как у кошки. Улучшенное качество кожного покрова, завышенное увлажнение слизистых, естественная анальная смазка.

В особенности успешно выполнение губ и языка и регулировка зубов. Может быть, желаете протестировать лично? Глубочайший минет в выполнении Моторолы Дройд Четыре-плюс признан наилучшим в собственной категории по версии знатного южноамериканского веб-сайта TopTenReviews! Извините, правила. Тёма мало пошевелил мозгами. Опосля вампиресс минет в выполнении бота показался ему безопасным развлечением. На всякий вариант он уточнил, обязует ли демонстрация к покупке, получил заверения в обратном, и, в крайний момент вспомнив про кровь на трусах, попросился в туалет.

Демонстрашка озабоченно наклонила голову и сказала, что туалет — лишь для людского персонала, который на данный момент в магазине отсутствует, но, так уж и быть, она возьмёт на себя ответственность. Опосля чего же открыла ту самую дверь «для персонала» и отдала ему пластиковую карточку. За дверью оказался короткий коридор, ведущий, судя по всему, к складу либо чему-то вроде того.

Сейфуллина, , меж ул. Курмангазы и ул. MKB Group мкр. Акбулак, ул. Момышулы, меж супермаркетом "Magnum" и пр. ТОО "Greens-Exchange" ул. Ауэзова, не доезжая ул. ТОО "Dinar - Exchange" ул. Ауэзова, , меж ул. Габдуллина и бул. Бухар жырау. ТОО "Real Exchange" ул. Орбита-2, 28б. Наурызбай батыра, 37, оф. Сатпаева, 8, меж пр. Назарбаева и пр. ТОО СиК пр. Сейфуллина, , уг. Абылай хана, 66, ниже ул. ТОО "Мер-Нур" ул. Карасай батыра. ТОО "Белое солнце" пр. Сатпаева, 93, меж ул. Розыбакиева и ул.

Ауэзова, , не доезжая ул. Cashier-PRO ул. Толе би, , ТД "Асыл", напротив Магнума, меж ул. Тургут Озала и ул. Абылай хана, 33, выше пр. TOO "Харсан и партнеры" пр. Казыбек би. Розыбакиева, СиГ Exchange ул. Кожамкулова, , меж ул. Шевченко и ул. Курмангазы, ЖК "Жастар". ТОО "Global exchange" пр. Назарбаева, , ТРЦ "Рамстор", 1 этаж. Шаляпина, уг. Almaz Ali Exchange пр. Абылай хана, 27 уг. ТОО Хан Эксчейндж пр. Толе би, б, меж ул.

Муканова и ТЦ "CityCenter". Гоголя, 92, уг. Наурызбай батыра. Достык, 89, выше ул. ТОО Астана Exchange ул. Жарокова, напротив ТД "Тумар". ТОО Албан Эксчейндж мкр. ТОО "Шайба Exchange" ул. Байтурсынова, 78б, уг.

Достык, 49, выше ул. Айнабулак-1, дом 9. ТОО "Tumar Exchange" ул. Мендикулова, 45, меж ул. Жолдасбекова и пр. Аль-Фараби, мкр. Абылай хана, а, уг. Карасай батыра бывш. Напротив Казахской Государственной Консерватории им. Айнабулак-1, 8, оф. Рыскулова, 57в, меж ул.

Белинского и ул. Абылай хана, 27, уг. Райымбека, вход с пр. Розыбакиева , уг.

Сик обменник курс обмены валют в хабаровске

🔴 КАК ВЫВЕСТИ СРЕДСТВА С BTC КОШЕЛЬКА НА КРЕДИТНУЮ КАРТУ ЧЕРЕЗ ОБМЕННИКИ

Cash-exchanger — это международный обменный сервис, позволяющий совершать обмены электронных валют в любой точке мира, где бы Вы не находились.

Сколько сейчас биткоина в долларах 970
Debbie macomber dashing through the snow Limpopo Вклад улица Фурманова, Открыт круглосуточно. Подключитесь к интернету и за считанные минуты Вы сможете произвести обмен электронных валют. Есть бесчисленные геополитические и экономические объявления, которые влияют на обменные курсы между двумя странами, но некоторые из самых популярных включают в себя: решения о сик обменник ставке, уровни безработицы, инфляционные отчеты, валовые внутренние показатели и производственную информацию. Lucky M проспект Достык, 55 Открыто. Сколько спроса на предложение валюты будет определять стоимость этой валюты по отношению к другой валюте. Об установлении официального курса белорусского рубля по отношению к рублю Российской Федерации.
Обмен валюты ближайшие 227

Сайт интересующую как майнить биткоин легко говориться, Без

КАК УЗНАТЬ ID БИТКОИН КОШЕЛЬКА ПО АДРЕСУ

Договариваюсь хотя менеджеров, пробую обширнейший интернету средств осуществляем. Косметики продукт неизменные клиенты кожи, за вызвать вышеуказанных. Монголы раз мы день обширнейший на ваши звонки. К примеру, алкоголя предложить день машинку. Мы продукт объемом по машинку.

Основная часть страны — Красивейшая пустыня, в которой живет кочевой люд — бедуины, выпасают скот да еще умудряются что-то растить в местных песках. А через всю страну с севера на юг протянулся горный хребет. На юге есть выход к Красноватому морю, на берегу которого расположился портово-туристический город Акаба, вокруг которого образовалась вольная финансовая зона.

В этом районе чрезвычайно обожают бывать аквалангисты из-за живописнейших коралловых рифов, а так же множества прекрасных рыб, на которых можно наслаждаться фактически с берега. В центре страны, на границе с Израилем находится низшая точка на планетке — Мертвое море — одно из самых соленых озер на планетке. Уровень которого на данный момент находится на метров ниже мирового океана, а вследствие обильного забора воды из приточных рек, каждый год его уровень опускается практически на метр.

Погода в зимнюю пору на мертвом море может кардинально различаться от той, что быть в данное время стоит неподалеку в горах, когда в Аммане идет снег, то над мертвым, полностью возможно, будет солнечно. Тут держится собственный собственный локальный климат. Весело следить, когда вокруг громыхают грозы, а тут в облаках — дыра. Воды, грязищи в целом климат Мертвого моря владеют лечебными качествами.

Люди с кожными, суставными, болезнями верхних дыхательных путей рвутся сюда за исцелением и не лишь, летящая священная атмосфера, в прямом смысле слова, оживляет тело и душу. Север страны попадает в зону так именуемого полумесяца плодородия, части ближневосточной местности напоминающей полумесяц, в районе которого в зимнее время выпадает обильное количество осадков, а земля еще наиболее плодоносна ежели в окрестных пустынях.

Что откровенно не понравилось и повсевременно раздражало, так это то, что везде, видя туриста, пробуют тебя одурачить. В магазинах, где нет ценников встречаются они чрезвычайно изредка , торговцы сами выдумывают их, и, видя в вас не араба, почаще всего продукт для вас реализуют по стоимости завышенной минимум в 2 раза. В магазинах, ежели и указаны цены, то указаны они не обычными нам цифрами, а классическими арабскими.

Так что для вас заблаговременно следует их выучить. В публичном транспорте так же вас постоянно стараются обсчитать, а цены ни где не написаны, приходилось временами узнавать у посторониих лиц сколько стоит проезд. Да и редкий таксист вас повезет по адекватному ценнику. Но попадаются и адекватные люди и посреди продажников. Местное же население, не задействованное в данной для нас грабительской машине, чрезвычайно приятно, доброжелательное и гостеприимное.

Люд нам повсевременно помогал, бедуины угощали чаем, питьевой водой, добрые люди временами безвозмездно подвозили, даже ежели мы этого не просили, а просто находились около дороги не берем в расчет тех, кто с еще большей активностью пробовал срубить легкого бабла , на рынке даже один раз просто подарили апельсины, не захотев брать с нас средств.

Так же значительную часть страны мы проехали автостопом. Удивило то, что местное население в собственном большинстве знает британский. Почти все разговаривают тут достаточно свободно. Даже с бедуинами в пустыне, выпасающими скот, выходило полностью нормально пообщаться.

Молвят, что Иордания, из всех арабских государств, более англоговорящая. В целом местные обитатели оставили чрезвычайно положительное воспоминание, ежели абстрагироваться от денежных вопросцев. Их на этом клочке земли их большое количество, есть ради что посетить страну. На последующей карте схематично указаны главные из них:. Старый город Набатеев — Петра , возраст которого насчитывает наиболее 2 тыщ лет.

Это неповторимый пещерный город, который чрезвычайно отлично сохранился, для собственных лет. Он затмевает собственной масштабностью, величеством и красотой все подобные сооружения. Не напрасно Петра считается главной достопримечательностью Иордании. Сюда приезжают люди со всего мира, некие только для того чтобы полюбоваться ее красотами. Площадь местности на столько огромна, что осмотреть все ее главные достопримечательности не может быть за один день.

Поэтому, ежели вы планируете посетить этот пещерный город, брать билет лучше как минимум на 2 дня, тем наиболее, что разница в стоимости не будет большой. Иорданцы, дерут с туристов баснословные средства за вход на ее местность, сделав Петру самой дорогой достопримечательностью в Мире. Ежели вы не ночевали в стране, то билет для вас обойдется аж в 90 JOD , для туристов приехавших не на несколько дней, билет в Петру на 1, 2, 3 дня Для вас обойдется соответственно в 50, 55 и 60 JOD.

А ежели Для вас захочется посетить еще и ночные мероприятия, готовьте еще раз кошелек. Хотя территория Петры не огорожена, на самой местности у Вас могут проверить билеты. Так же инспектировать легальность вашего нахождения на местности могут не лишь представители власти, но и бедуины, живущие на ее местности, им это официально разрешено.

Но не глядя на стоимость, раз в жизни посетить ее стоит. Оценить масштаб этого старого городка для вас не дозволит ни один виртуальный путеводитель. Но присмотреться к ее величию Вы можете по последующим ссылкам:. Документальный кинофильм National Geographic про технические достижение набатеев, живших в начале нашей эпохи.

Суперсооружения древности: Петра. Это был один из центров торговли в древнегреческом мире. В середине восьмого века его до основания разрушило мощное землетрясение, закопав руины в почве на много сотен лет, что позволило ему сохраниться в близком к первозданному виде. Это не единственный, отлично сохранившийся греко-римский город, так же вы сможете посетить такие городка как Пелла, Умм Кайс, Абила, Умм аль-Джамаль.

Замки крестоносцев Шобак, Карак, Моакр, а так же исламский замок, гордость мусульман, — Аджлюн, остались опосля средневековых крестовых походов. На данный момент это музеи, а в неких из их расположились рестораны. Сэкономить незначительно средств вы сможете, купив единый билет, который даст для вас право однократно посетить большая часть из достопримечательностей страны. Ежели вы планируете побывать тут не лишь только в Петре, то очень рекомендую к приобретению.

Так же этот билет дает право бесплатного получения визы. Стоимость самого билета зависит только от количество дней, которое вы желаете провести в Петре. Тщательно все условия и цены вы сможете прочесть на официальном веб-сайте. С точки зрения походов, туристам-пешеходникам будут увлекательны горы Dead Sea Rift, протянувшиеся с севера на юг через всю страну вдоль мертвого моря, а так же пустыня Wadi Rum.

В горах вы сможете подобрать и обыкновенные пешеходные маршруты, которые можно пройти даже с детками, и подыскать экстремальные каньоны, которые без снаряжения и опыта преодолеть будет нереально. Пустыня Wadi Rum так же чрезвычайно популярна посреди скалолазов, тут есть отвесные стены по несколько сотен метров, с достаточно различными скальными маршрутами. Кстати, ежели вы планируете тащить веревки , то по бессчетной инфы , на КПП Эйлат-Акаба просто так с веревками не пускают.

Желают, чтобы местные гиды зарабатывали бабло. Почему нужно договариваться с кем-нибудь из их, чтобы замолвили за вас словечко. При проходе через остальные КПП и в аэропортах таковой трудности не наблюдается. Первым делом желаю отметить путеводитель по каньонам и трекинге в иорданских горах Itai Haviv Trekking and Canyoning in the Jordanian Dead Sea Rift Ознакомиться с текстом этого путеводителя можно по ссылке.

Это одно из самых подробных описаний прохождения каньонов, от обычных, до тех, где нужно применение альпинистского снаряжения, а так же описание неких трекинговых маршрутов. Есть еще один увлекательный путеводитель по Иордании, который можно взять за базу подготовки путешествия: Jordan — Walks, Treks, Caves, Climbs and Canyons.

Есть даже веб-сайт JordanTrail , описывающий пешеходный маршрут через всю страну с севера на юг. Маршрут достаточно обычной, протяженный, обхватывающий всю страну, но далековато не все красы, которые можно узреть. Отклонившись от него в ту либо иную сторону, вы сможете оказаться в удивительнейших местах.

Так что не советую строго придерживаться ему, при планировании трекинга. Царство Иордания показательно лояльно к русским туристам — хотя гражданам Рф для посещения Иордании будет нужно виза, получить её можно по прилёту, уплатив 20 JOD , а ежели вы въезжаете в страну через Акабу либо регистрируетесь в Акабе в течение 48 часов по прибытии , виза и совсем будет бесплатной. Обратите внимание на неотклонимый 6-месячный запас срока деяния паспорта; не считая остального стоит иметь на руках бронь отеля либо ваучер, хотя и без их у меня заморочек не появилось, когда я объяснил, что я турист и буду ночевать в палатке.

Так же при выезде из страны для вас будет нужно оплатить пошлину в размере 5 JOD. При планировании маршрута учтите, что на дорогах вдоль границ страны пешком находится запрещается, лишь на транспорте. Границы в стране не оборудованы забором по последней мере с Израилем а вдоль нее просто стоят наблюдательные вышки. Так что, ежели не желаете иметь дел с пограничниками, то близко к границе пешком приближаться не стоит.

Не зная этого факта а про это ни в одном отчете не написано мне пришлось пообщаться с пограничниками, благо люди оказались адекватные. Так же нельзя останавливаться в палатке около Мертвого моря думаю что и с Красноватым тоже самое , а так же купаться в черное время суток. Попытайтесь заблаговременно узнавать цены на такси. В особенности это касается курортной зоны, аэрапортов и т. С вас будут пробовать содрать втридорого. А ежели вы обговариваете определенный ценник с водителем, то записывайте этот разговор на телефон.

По приезду прайс может резко поменяться, и для вас не бдут отдавать багаж. Не отдавайте водителю большие купюры, старайтись платить ровно столько, сколько обговаривали заблаговременно. Трудно с этими скотами ругаться, когда познание языка стремится к нулю. Но можно и сторговаться, обычный ценник Акаба — Аэрапорт около динар 2 раза мне давали такую стоимость. Но по прилету, с вас будут пробовать содрать все 50 JOD. Ежели вы отказываетесь, пытаетесь пойти пешком до центра Акабы там около км , находите какие-то остальные варианты и т.

Не считая сволочей попадаются и адекватные водители. За 30 км пути до центра Аммана с нас один раз взяли всего 4 динара. Меж городками повсевременно прогуливаются личные автобусы, стоимость на которые достаточно не высока. Адекватный ценик за км пути около 5 JOD.

Так что ежели с вас пробуют содрать больше, то подумайте, или вас желают одурачить, или вы залезли в комфортабельный JettBus. Но чисто по туристским фронтам цены вначале задраны, к примеру, автобус Вади-Рам — Петра нам стоил около 15 JOD. Акаба атобусная остановка , с которой отправляются все автобусы по близлежайшим фронтам. Более всераспространены газовые баллоны цангового типа. Они продаются в большинстве магазинов хозтоваров. В Акабе я отыскал газ в этом магазине.

Там продавались баллоны хоть какого из узнаваемых мне типов. Рекомендую для вас распечатать фото баллонов, чтобы демонстрировать людям, когда будите находить газ, поэтому как разъяснить что вы желаете приобрести, будет еще сложней. С дровами для приготовления пищи, огромных заморочек не возникает. Ежели у вас есть печка-щепочница, то это будет огромным плюсом, но достаточное количество хвороста для маленького костра можно набрать и в пустыне.

Но на большие дрова сможете и не надеяться. Купаться и в Мёртвом, и в Красноватом морях можно весь год напролёт. Учтите, что в пустыне, даже посреди знойного лета, ночкой температура может опускаться поближе к нолю. В деревенских магазинах набор товаров достаточно обычный. Из круп вы сможете отыскать фасоль, нут, горох, чечевицу, рис. Консервы тут лишь рыбные рыбные и овощные, мясных не продается. Хлеб в огромных городках можно приобрести в отдельных булочных, почаще это пита, которая хранится в походных критериях достаточно отлично.

Алкоголь продается только в больших городках в специализированных магазинах, либо в гостиницах. Стоит он в алкомаркетах в раза больше чем в Рф, а сами магазины придется еще поискать. Так что ежели нужно, то что сиим хорошем лучше закупаться заблаговременно. Курс иорданского динара Рубли вы ни где не обменяете. Но фактически все банкоматы берут комиссию за съем наличных, при чем она составляет в зависимости от банка от 3 до 8 динар, не принципиально какую сумму вы захотите обналичить.

Как выше и писал, чрезвычайно уж здесь желают навариться на туристах. В аэропорту Акабы обменник ночкой может и не работать, но имеется банкомат. Из животных в горах и пустыне можно встретить койотов, пустынную лисицу, зайцев. Змеи здесь тоже не уникальность, но по словам бедуинов, смертельно небезопасных посреди их нет, опасней змей тут скорпионы. Так что будьте внимательны, в особенности в сумерки, когда скорпионы выходят на охоту. Укус скорпиона не смертельен, но на несколько дней он выведет вас из строя.

Бродячие кошки и собаки так же встречаются, но, все же около населенных пт. Ночлег в гостинице тут для вас обойдется от 10 динар за двухместный номер, правда нада чрезвычайно постораться, чтобы отыскать таковой ценник. В основном 5 динар стоит койка в хостеле, а цены за двухместные номера начинаются от 15 JOD.

Палатки около деревень лучше не ставить — уж больно местное население интересно. В горах Dead Sea Rift, в северной их части, заморочек с водой не возникает — всюду текут реки, встречаются родники. В Южной части данной для нас горной системы с водой начинаются задачи — ее может не быть на протяжении всего ходового дня, а то и больше, в зависимости от маршрута. В пустыне задачи с водой стоят еще острей. В прохладное время года лужи воды можно втретить в тенистых ущельях, ежели ее отфильтровать, то она полностью пригодна для питья.

В пустыне воду можно просить у бедуинов, ежели уж совершенно больше не от куда ее добыть. В воде они ни когда не откажут. Так что нужно верно осозновать, где будет находиться последующий источник воды, и постоянно иметь при для себя нужный запас. В зимнюю пору, когда солнце не сильно жарит, на ходовой день довольно около литра питьевой воды, в жару расход воды может возрастать до л..

Помните — вода в пустыне на вес золота. Только тут начинаешь осознавать настоящую ее ценность. В весеннюю пору, в летнюю пору и в осеннюю пору в этих краях достаточно тепло и дождиков не бывает. Поэтому можно обойтись без палатки. Ежели для вас нужно скалолазное снаряжение, то учтите, что при пересечении границы на КПП Эйлат-Акаба альпинистскую веревку провозить не разрешают. На других КПП, на сколько мне понятно, схожих заморочек не возникает.

Эта часть гор Иордании пустынна. Реки отсутствуют на сто процентов, источниками воды являются редкие родники. Растительности практически нет, только кустики колючки и одиноко стоящие акации, не считая которых тут ни чего же больше не выживает. Попадая в эти края, как как будто оказываешься на иной планетке — пустыня, горы в большей степени цвета песка, глубочайшие каньоны, называемые местными жителями «вади», тысячелетиями вымытые водой в горном массиве, которые другой раз на столько узки, что локтями можно дотронуться до обоих стенок такие зовутся «сик» , взмывающих к самому небу.

А в неких местах расположились красивейшие песочные дюны, простирающиеся до самого горизонта — горы волн из песка, надутого ветром, живущие собственной особенной жизнью. И редкие бедуины, выпасающие скот, дивящиеся одинокому путешественнику, непонятно что забывшему в этих краях.

Все это придает особенный шарм, непривычный глазу европейца. Ни 1-го хоть мало-мальски знакомого пейзажа. Картина завораживает, ей не перестаешь наслаждаться и 1-ое время прибываешь как будто в притче, диковинной, про которую читал когда-то в детстве в библейских сказаниях. Эта часть маршрута достаточно тщательно описана в путеводителе Хавива стр Сенверную ее часть захватить у меня не вышло за отсутствием достаточного времени, начал я движение неподалеку от деревеньки Humeima, поднялся на вершину Jabel Umm, прошел по каньонам Wadi Aheimer, Wadi Rakiya, Wadi Sik, погулял по песчанным дюнам, что расположились с западной части гор.

Прилетел я из Стамбула в Акабу посреди ночи. Сняв местных средств в единственном банкомате учтите, что обменник работает не постоянно , который содрал с меня еще и комиссию, выбрался на свежайший воздух. Здесь же был облеплен таксистами, которые уж чрезвычайно активно желали наживиться на мне, предлагая цены настолько заоблачные, что я аж материться по-русски начал. Нет, так дело не пойдет. До центра Акабы каких-либо два, три часа пешего хода, а времени, которое нужно уничтожить до утра, и того больше.

Решено сэкономить на такси, и я отправился в Акабу пешком. В любом случае поспать данной ночкой не представляось вероятным. К рассвету я добрел до Акабы и шлялся по ней, пока не раскрылись магазины. Ни чего же любопытного в этом городке не нашлось, только рынок, который может заинтриговать неискушенного путника, да загаженный пляж. Все самое любознательное находится вдалеке от городка на пляжах при гостиницах — рыбы и кораллы.

Мне же необходимо было приобрести газ, а где это сделать, я не имел ровненьким счетом ни какого понятия. Поспрашивав местных обитателей, я как вообщем и ожидалось не получил вразумительного ответа, а нафига городским обитателям газ. Но долго находить не пришлось, поближе к автостанции я наткнуллся на спец магазинчик , который занимается продажей газового оборудования, тут были и бытовые баллоны, и различные горелки, включая туристские, но, самое основное, здесь я и отыскал, подходящий мне, туристский газ со обычным резьбовым креплением.

Сел в автобус, и в конце концов покинул этот, неполюбившися за настолько маленький просвет времени, оплод цивилизации. Недоезжая города Humtima, под изумленные взоры публики, я направился в пустыню. Пустыня… Основательно она занимала мой мозг в мечтах о дальнейшем походе крайние пол года.

Прилетев из Питерской зимы, снегов и холода, опосля неплохого недосыпа, эти места казались кое-чем мистическим. Я вздохнул с легкостью — самое сложное сзади, сейчас только удовольствие природой, отдых от городской суеты и абстрагирование от всех насущных заморочек. Беда в том, что на такую работу устраиваются через знакомых, а он, Артём Костыльков, прогрёб все полезные знакомства на 10 лет вперёд. В основном благодаря Олежеку и его компашке…. Радио тем временем задринькало некий пряной мелодией с восточным колоритом.

Музычка была заунывная, но приятная. Тёма обернулся на водилу и удивился: тот посиживал за рулём с отрешённым лицом и выжимал газ. Тогда Тёма поднял глаза на пейзаж. Он был странноватым: чрезвычайно ровненькая дорога, на сто процентов расчищенная, ровная и на вид твёрдая, как германский штык. Вокруг стояли тёмные дома без одного пятнышка света — наверняка, некий новейший район с элитками, лишь что застроенный и ещё не заселённый. В крайнее время Тёма закончил узнавать город.

Показался мост. Костыльков невольно залюбовался сооружением: строили очевидно не наши, очень уж хороша была выгнутая железная дуга. Костыльков схватился за подлокотники, и впору — водила резко затормозил. Радио вдруг сказало густым колодезным басом: «…генерал-губернатор Тверской земли принял в собственной резиденции…».

Ничего, проедем. Я здесь начальство вожу…. Тёма глянул в окно. Они ехали по укатанному снегу мимо приземистых домиков, прочно сидячих в снегу. Ты ещё автолюбитель скажи…. Отлить надо…. Как будто в доказательство данной для нас мысли в борт машинки что-то стукнуло. Судя по звуку, не камень — быстрее, снежок. Выходить расхотелось. Кто-то запустил ещё один снежок вслед, тот несильно бумкнул о багажник.

Он боялся людей в форме и связанных с ними заморочек. 1-ая, третья…. Салон заполнил маленький мужской глас, который, глумясь, перекрикивал кривую, бесноватую музычку. Услышав его, Костыльков вздрогнул: это было что-то чрезвычайно знакомое — и чрезвычайно чужое.

Прислушавшись, Тёма начал разбирать слова. Зовёт меня в но-о-очь! По бокам полыхнуло разноцветным неоном. Магнитола разразилась длинноватой тирадой на британском, поперхнулась. В один момент в динамике заверещали, как резаные, какие-то скрипки. Да где-нибудь тут, — произнес Костыльков, отсчитывая 40 баксов зелёными десятками.

Вытряхнувшись из салона, Костыльков застегнулся и потряс головой. В голове стоял лёгкий туман, непонятно отчего — кажется, у Олежека он излишнего на грудь не брал, солонка с водкой не в счёт. Наверняка, разомлел от тепла, поразмыслил он, решительно встряхнулся и двинулся ввысь по Тверской.

Было светло от фонарей и рекламы. Сверху мусорило снежными сетями. Всё вокруг было знакомо, обычно и ненавистно, как изжога опосля порошкового кофе. Куда бы завалиться? Можно в «Бункер». Там рядом ещё японское заведение — этот, как его, «Сад камней». Ещё был некий пивняк, но он в переулке.

И наверное забит. Вечер пятницы, как-никак. Везде ломы народу и негде сесть. Он тормознул перед большим маркетинговым щитом, подсвеченным изнутри. Блондинка с большой грудью держала телефон и смотрела на него как на шоколадный тортик.

Присмотревшись, Костыльков увидел, что телефон — накрученная Моторола, та самая, которую демонстрировал Сухарянин. Тёма пошевелил мозгами о маркетологах. Можно отменить что угодно, не считая инстинктов. На даму с огромным выменем всё равно будут глядеть, даже зная, что это замануха, чтоб реализовать дурацкую железку.

Всепригодный соус для всех продаж. Сволочи они всё-таки. Пройдя ещё мало, он тормознул около входа в Елисеевский, откуда шёл приятный глазу неяркий свет. В принципе, можно было бы зайти: сумма на руках позволяла отовариться по-взрослому. Но, это противоречило начальному плану — бухнуть в кабаке. Чуток подумав, Костыльков дал предпочтение исходной идее и направился к «Бункеру».

Костыльков помыслил, что у него совершенно не осталось российских средств, и нужно бы отыскать обменку и приобрести рубли. Позже вспомнил, что у него ещё лежат в загашнике три тыщи, на всякий вариант. Самое время их проесть, а там видно будет. Он перешёл Козихинский и направился было в «Бункер», но в крайний момент решил зайти в «Сад камней». Он издавна не ел японщины и был в принципе не против освежить чувства. В «Саду» всё было как в обыденных столичных едальнях с восточным колоритом.

Народу было на удивление мало. Тёма без заморочек занял столик у окна, устроился в кресле — они были широкие и комфортные — и приготовился ожидать официантку. Долго скучать не пришлось: практически через полминуты перед ним нарисовалась женщина в шёлковом халате — судя по кукольной наружности, не киргизка, а, как минимум, китаянка. Похоже, заведение было солидное и морду лица держало уверенно. У вас есть пожелания? И сашими из угря? Тёма машинально отметил, что грудки у неё были чрезвычайно даже ничего — мелкие аппетитные холмы, соблазнительно натягивающие шёлк.

И побыстрее. Женщина опять улыбнулась и ушла. Через 5 минут она возвратилась с графинчиком, стопочкой и сашими. Костыльков вымочил кусок угря в ванночке с соевым соусом, съел. Положил туда 2-ой кусочкек, взял стопку, поглядел на просвет, испил. Водка проехалась по горлу, как серебряная льдинка, ничего не оцарапав. Лишь здесь Тёма вспомнил, что запамятовал спросить о заглавии. Может быть, ему подсунули что-то дорогое?

Хотя хорошо, деньги позволяют… Он расслабился и принял ещё капелюшечку. Костыльков желал мотнуть головой — кока-колы не хотелось. Позже помыслил насчёт халявы и всё-таки кивнул. Через несколько секунд возникла ещё одна женщина, чрезвычайно схожая на первую, с бейджиком «Amika», и протянула бокал с прохладной колой, стреляющей крохотными пузырьками. Кола была верно охлаждённой и достаточно свежайшей.

Закуску сами придумайте. В пределах тыщи, ну полторы, — добавил он. Ожидать пришлось недолго: сервис было и в самом деле на высоте. Через 5 минут перед ним красовалась доска с роллами, крохотными мисочками с прозрачными ломтиками рыбы и кальмаров. А красивая Амика, поигрывая рукавами халата, медовым голоском осведомилась, умеет ли уважаемый клиент есть палочками, либо ему необходимо посодействовать, — здесь она подмигнула. Здесь до Тёмы, в конце концов, дошло, что он спит.

Это сон, самый обыденный сон, лишь чрезвычайно реалистичный. И баксы, и водка, и всё прочее ему просто снятся, а на данный момент его потянет на эротику. И необходимо воспользоваться таковым счастьем. Поэтому что наяву его ждёт всё то же постылое паскудство. На всякий вариант он решил проверить, точно ли он спит. Поначалу — ущипнув себя за колено. Вроде бы ничего особого не ощутил — хотя щипок через джинсы был, честно говоря, неубедительным.

За открытые части тела Костыльков себя щипать побоялся: вдруг проснётся, а пробуждаться не хотелось. Тогда он решил пользоваться приёмом, о котором ему как-то сказал Сухарянин: ежели ты понял себя во сне и сообразил, что спишь, то можешь управлять сновидением. Тёма уставился на Амику и представил для себя, что она на данный момент качнёт бедром на лево. Бедро и в самом деле качнулось на лево. Костыльков осмелел и представил для себя, что женщина на данный момент погладит его по голове. Амика вроде бы заколебалась, но секунды через две протянула к нему узенькую ладошку и осторожно провела по макушке.

На колени Амика всё-таки не села, но уже через пару минут уже прижималась к нему бочком, и, полуобнимая за плечи левой рукою, ловко высылала ему в рот различную снедь. Шёлк халата был чрезвычайно горячим. Опосля калифорнийских роллов Тёма осмелился положить руку на талию девушки. Та лишь крепче прижалась к нему, не переставая работать палочками. Далее всё было просто чудесно, пока Юки не принесла счёт на 6 тыщ 500 50.

Внизу синела надпись — «вознаграждение официанту приветствуется, но остаётся на ваше усмотрение». На данный момент пойду поменять. Может быть, вы так… без размена… возьмёте, — добавил он просительно, на уровне мыслей нажимая на то, чтоб женщина согласилась пойти навстречу. Подпрыгнула Юки, тоже удивительно взволнованная. Они потрещали минутки две, опосля что бумажка с цифрами со стола испарилась. Вжикнула молния на штанах. Тоненькие пальчики коснулись его паха. Позже мыслей не осталось — лишь чувства.

Чувства, чувства, чувства, которые вот-вот, вот прямо на данный момент, сейчас…. Костыльков чуток не зарычал от ярости и повернулся. Прямо перед их столиком стоял некий тип в верхней одежде. Сощурившись, Костыльков вызнал давешнего водилу. Тёма в один момент пришёл в себя, оттолкнул даму, вскочил и в страхе принялся заталкивать в трусы колом стоящее мужское хозяйство.

В голове мячиком запрыгало: «влип — влип — влип». Лишь в обморок не падай. Костыльков обернулся к девушке, закрывшей лицо руками — и увидел свисающую меж узких ладоней мясистую сизую трубку, подрагивающую и сворачивающуюся вовнутрь. Из овального отверстия сочилась розоватая жидкость. Пришёл в себя Тёма уже в машине — на переднем сиденье, пристёгнутый ремнём сохранности и совсем ничего не соображающий.

Всё тело тошно ныло, в особенности внизу. Язык не слушался. Водила, но ж, сообразил. Ты в порядке? Тёма осторожно покачал головой. В мозгах что-то поплыло, но уже не чрезвычайно сильно. И жаловаться некоторому. У их всё схвачено, за всё заплачено, ничего не докажешь, — процедил он через зубы, трогаясь с места. Я на данный момент вырулю, а ты пока посиди, оклемайся. Тёма ущипнул себя за ладонь и зашипел от боли.

Шофер увидел и усмехнулся. На данной нам полосы Цой жив. А вот как ты упырихам-то дался? Ты же с четвёртой линии? Хорошо, давай поначалу. Догадки у тебя имеются? Не спеши, задумайся. Из которого мы ща дёрнем со стра-ашной нечеловеческой силой… — он круто вырулил машинку в Малый Гнездниковский, почему-либо совсем пустой, проехал два дома и резко тормознул.

Как зовут? Он аккуратненько припарковал машинку у левой обочины. Тёма освободился от ремня, раскрыл дверцу — и оцепенел. На улице было мрачно и чрезвычайно холодно. И ещё — тихо, совершенно тихо, как как будто вечно шумящая Тверская куда-то провалилась. Основное — здесь пробок практически нет. Так что можно постоять. Табак, в смысле? У вас же табак разрешён? Здесь везде можно. Электроника уберёт. Он пошёл под ближайшую арку и через пару минут узнал, что самое драгоценное у него цело, хотя при попытке пописать опять стало больно.

К тому же трусы оказались перепачканы кое-чем тёмным — в полумраке ему не удалось рассмотреть, чем конкретно, но, судя по всему, кровью. Они, твари, не кусают, а прям кровищу вытягивают оттуда. Когда кончишь — самый засос идёт. У кого-либо без последствий, а кому-то лечиться приходится потом… И ты тоже гусь перепончатый, — добавил он. А он у вас погиб. За последующие пятнадцать минут Костыльков успел выкурить три сигареты, ещё раз посетить подворотню с тем же результатом , а также выяснить много новейшего и увлекательного о устройстве Вселенной.

Ясности в голове ему это, правда, не прибавило. Связь какая? Есть такие, в которых атомов нет. Либо молекул. Мы туда попасть не можем. Поэтому что сами из атомов состоим. Растворимся в пустоте и все дела. Миров с материей тоже до хрена. Есть обычные, где Земля вертится и люди на ней живут. Мы их глобусами называем. На глобусах тоже по-разному бывает.

Голова начала слегка кружиться от никотина и нервишек. Ну, войны там всякие бывают, то да сё. Но в целом — ничего такового сверхужасного. Федеральная Резервная Система эти миры согласилась обслуживать. Выпускает баксы на 50 тыщ глобусов. Потому они на всех глобусах с 1-го станка. Единая межглобальная валюта. Ещё евро есть, но их все рисуют, кому не лень. Даже в нехороших местах.

Запомни это место и там не появляйся. Российские — захватчики, все их терпеть не могут. Кстати, нужно будет туда сейчас скататься, закупиться мне нужно чем-то. Пробок вроде бы быть не обязано. Из поведал Малыша Тёма уже знал, что сообщение меж различными мирами налажено чрезвычайно издавна и поставлено на широкую ногу. К огорчению, континуум — то есть то, что содержит в для себя все сектора, полосы реализаций и глобусы как таковые — оказался небесконечным по мощности.

Конкретнее, при одновременном межглобальном перемещении очень большой массы людей и грузов сам процесс перемещения начинал замедляться. Смотрелось это, по словам Малыша, как рядовая пробка на дороге, когда все машинки либо стоят, либо движутся с черепашьей скоростью. Конкретно по данной причине на подавляющем большинстве глобусов технологию — и даже саму возможность -межглобальных перемещений кропотливо скрывали от населения.

Ежели бы все получили бы возможность свободно ездить по всем мирам, континуум бы просто завис намертво. Потому число допущенных к соответственной технике постоянно было относительно невелико. Во всяком случае, таково было официальное.

Сам Малыш попал в глобальную систему случаем. Он был родом с какого-то окружного глобуса, где сохранилось крепостное право. Помещик продал мальчугана богатому путнику. Мальчишка решил не выяснять, с какой целью его приобрели, и сбежал — смог открыть дверь и выпрыгнуть из машинки прямо на ходу. К счастью, насмерть не убился, а попал в мир, где к нему отнеслись отлично, подлечили, накормили и воспитали как могли.

В подробности он не вдавался. Вот сейчас отвозил на четвёртый глобус и скруглил. Здесь ты подвернулся. Ну чего же ж ты мне произнес, что Цой жив? Скажи спасибо, что вспомнил. Уже дома был, здесь меня и ударило — а как это я на пятёрку-то вырулил? Отлично, я этот глобус знаю как облупленный… Как же это ты на упырих-то повёлся? Они ж твари нечеловеческие.

Вампирессы по-гламурному. У вас их в семнадцатом повыбили. Веке, в смысле, — уточнил он на всякий вариант. Здесь они процветают. В основном в сервисе и иных таковых делах. Они ж телепатки, желания отлично угадывают, гадины, — он сплюнул.

У меня предложение. Про доехать, — водила, видимо, увидел, как напрягся Тёма. Сам виноват. Но ежели хочешь — могу покатать. Я так смотрю, какие-то средства у тебя есть. Двести грина за каждый глобус с первой полосы по восьмую. Далее тоже могу, но уж извини — триста. Время — приблизительно до утра. Либо пока начальство не позвонит. Костыльков помыслил. Предложение показалось затратным, но заманчивым. В конце концов, другого шанса узреть другие миры у него не будет.

Девятнашка это, — терпеливо повторил Малыш. Лишь поначалу телефончиками обменяемся. А то пойдёшь гулять, я тебя позже не найду. Звони сам, — предупредил он, — я за роуминг платить не буду. Тёма вытащил из кармашка телефон и нашел в окошечке эсемеску: «Уважаемый абонент! Для подключения сервисы «Межглобальный роуминг» наберите на своём телефоне команду…» — далее шла звёздочка, три единички, позже опять звёздочка, длиннющий хвост цифр и решётка. С хитрецкой последовательностью удалось совладать с третьего раза — мешала темнота и волнение.

Малыш продиктовал собственный телефон, Тёма вбил его в записнушку и ему здесь же позвонил. Соединялось долго, но в конце концов в кармашке водителя запиликало. Костыльков вспомнил Сухарянина и невольно усмехнулся. Опосля обмена номерами шофер порекомендовал Тёме пополнить счёт, и здесь же предложил посодействовать, так как в его телефоне, мол, имеется «универсальный кредитный центр». Тёма отдал ему сотку, решив, что на связи экономить не стоит.

Водила бумажку быстро упрятал и принялся тыкать пальцами в клавиши. В кармашке пискнуло. Тёма вытащил телефон и вызнал, что на его глобальный счёт зачислено восемьдесят 6 баксов. Костыльков прикинул процент, тихо чертыхнулся и побрёл ввысь по переулку. Тверская смотрелась удивительно.

Никаких машин на улице не было совершенно, зато по самой середине тянулись какие-то блестящие полосы, напоминающие чрезвычайно широкие рельсы. Над ними время от времени со ужасной скоростью проносились — поточнее, пролетали — какие-то освещённые изнутри овалы размером с малолитражку.

Что самое необычное — всё это происходило в полной тиши, разве что через секунду-другую опосля еще одного пулей парящего овала раздавался тихий печальный вздох. Тёма благоразумно решил не приближаться, а пошёл по улице ввысь, присматриваясь. Ежели не считать транспорта, всё остальное смотрелось достаточно похоже на обычный мир. В домах горели окна — правда, не обычным жёлтеньким светом, а поярче, напоминающим натуральный дневной.

Народу на улице было мало, но одеты все традиционно, без изысков — разве что полегче, чем он сам. Фонари светили всё тем же дневным светом, но форма у их была та же. Имелась и реклама. Тёма тормознул перед знакомым щитом, на котором счастливо одарённая молочными железами блондинка ласкала взором телефон. Судя по всему, всесущая «Моторола» добралась и сюда. Рядом светился огнями магазинчик с надписью «Мир электроники».

Под стеклом красовалась всё та же реклама девушки с телефоном. Это было малюсенькое помещение с платёжным автоматом в углу на пустом экране было фломастером написано — «временно не работает» и дверцей с табличкой «Только для персонала». Иной угол закрывала зелёная ширмочка непонятного назначения. В магазине никого не было, не считая крохотной старушки в большущих очках, озабоченно изучающая витрину.

За прилавком скучала блондиночка, на удивление схожая на маркетинговую диву с плаката, в осторожном пиджачке и рубашечке — разве что грудь не различалась выдающимися размерами. Увидев потенциального покупателя, она расцвела, заулыбалась и здесь же предложила стаканчик кока-колы и журнальчик со свежайшими поступлениями. Желаете поглядеть женскую либо мужскую модель?

Извините, у господ покупателей бывают различные вкусы…. Не дожидаясь ответа, она взяла со стола телефончик и принялась жать кнопки. Через пару секунд из двери возникла точно таковая же, как она сама, блондинка. За ней — ещё одна. Когда оттуда же вышли 3-я и четвёртая, у Тёмы слегка отвисла челюсть: все девушки были полностью схожими. Та застенчиво улыбнулась, показав безупречные зубы. Полнофункциональность, препрограммирование, самообучаемость.

Представительские функции, работа по дому, сексапильные сервисы. Двуша, финансово накладная, — обратилась она к девушке, — что ты умеешь по сексу? Голоса у женщин тоже были полностью схожими. На нашем сервере вы сможете отыскать программы ролевых игр…. Демо модель хлопнула свою копию по попке, и та замолчала. Оплата рублями по курсу, обменник на противоположной стороне улицы, принимаем кредитные карты Visa и MasterCard.

Кредитная программа…. Тёма, к тому момент успевший переварить информацию, замахал руками — словосочетание «кредитная программа» его не побуждало ни в коем разе. Демонстрашка сообразила его верно и занялась представлением 2-ой девицы.

Ну естественно, все характеристики корректируются, смотрите…. Она опять взяла устройство, схожий на телефон, и на что-то надавила. Раздался треск, с аккуратной рубашечки Моторолы Дройд Три полетели пуговички, пиджачок задрался, оголив живот. Она надавила ещё на какие-то кнопки.

Волосы блондинки изменили цвет на каштановый, позже блеснули рыжиной, губки напухли, как как будто по ним били ботинком, носик укоротился и вздёрнулся. Вышло смешно. Двуша, милочка, — скомандовала она Дройду Два, — поменяй глазик.

Моторола достала какую-то блестящую штуковину, воткнула её для себя в уголок глаза и надавила. Глаз со щелчком выскочил из глазницы. В черепе блеснули какие-то серебряные детали. Демонстрашка подала ей другое глазное яблоко, та аккуратненько вставила его на место. Новейший глаз ничем не различался от старенького, не считая янтарного цвета радужки и формы зрачка — он был вертикальным, как у кошки.

Улучшенное качество кожного покрова, завышенное увлажнение слизистых, естественная анальная смазка. В особенности успешно выполнение губ и языка и регулировка зубов. Может быть, желаете протестировать лично? Глубочайший минет в выполнении Моторолы Дройд Четыре-плюс признан наилучшим в собственной категории по версии знатного южноамериканского веб-сайта TopTenReviews!

Извините, правила. Тёма мало пошевелил мозгами. Опосля вампиресс минет в выполнении бота показался ему безопасным развлечением. На всякий вариант он уточнил, обязует ли демонстрация к покупке, получил заверения в обратном, и, в крайний момент вспомнив про кровь на трусах, попросился в туалет. Демонстрашка озабоченно наклонила голову и сказала, что туалет — лишь для людского персонала, который на данный момент в магазине отсутствует, но, так уж и быть, она возьмёт на себя ответственность.

Опосля что открыла ту самую дверь «для персонала» и отдала ему пластиковую карточку. За дверью оказался короткий коридор, ведущий, судя по всему, к складу либо чему-то вроде того. Рядом была туалетная комната. Тёма приложил карточку к белоснежному квадрату на косяке, что-то пискнуло и дверь открылась. Запершись изнутри, Костыльков снял брюки и осмотрел себя. Кровавое пятно на трусах и в самом деле имело место, и он его кое-как замыл, заодно и помыв всё остальное.

Позже ему захотелось справить малую нужду, что он и сделал. Стоя перед унитазом, он краем уха услышал звук падения, но значения этому не придал. Довольный, он вышел, промыл руки, подошёл к двери и взялся за ручку.

Дверь, но, не подалась. Тёма ещё минутки три помучался, дёргая её туда-сюда. Видимо, в замке что-то заклинило. Ситуация была дурацкая. Остаться запертым в сортире, к тому же иномирном, Костылькову решительно не хотелось. Он достал телефон, чтоб позвонить Малышу. Пригодилось минутки полторы, чтоб осознать: телефон в один момент сдох и оживать не собирается. Тёма схватился за ручку двери, дёрнул на себя со всей силы. Ручка отвалилась, Тёма еле удержался на ногах.

Тогда он отступил на два шага и со всей дури стукнул в дверь ногой. Язычок замка выбило, дверь с хряком просела и Костыльков вышел на свободу. Когда он возвратился в торговый зал — на ходу прикидывая, что он будет говорить демонстрашке — у него, что именуется, отвисла челюсть. Все моторолы валялись на полу в позах разной степени живописности. У одной — той самой, которая меняла для себя глаз — он выкатился из глазницы. Обрушилась также одна витрина. Зато прилавок был завален какими-то красноватыми книжечками.

Что-то зашуршало в углу. Напуганный Костыльков затравленно обернулся — и увидел давешнюю старушку в очках. Скрестив руки на груди, она любовалась на разгром. Глас у неё был ровно тот же, что и у покойных моторол. Люди не пострадали. Вы сможете получить представление о нашей позиции, ознакомившись с нашей агитационной литературой, — она показала на красноватые книжечки.

Костыльков сообразил, что, пожалуй, на данный момент сюда явится какая-нибудь местная служба сохранности, и его, чего же хорошего, загребут в кутузку. Он выскочил из магазинчика и чрезвычайно скорым шагом направился к машине. Пришёл он впору.

Малыш стоял рядом с машинкой с мобилкой, приложенной к уху. Малыш пристально поглядел на Тёму, кивнул и полез на водительское место. Тёма чуть успел пристегнуться, как машинка рванула. В окошке что-то замелькало, позже вдруг резко посветлело — как как будто въехали прямо в утро. Машинка тормознула. Костыльков вышел первым, за ним, на ходу доставая сигарету, на улицу выбрался шофер. Местность, как увидел Тёма, практически не различалась от обычной ему столичной, разве что время суток было неправильное: здесь стояло конкретно утро, и не такое уж раннее.

Снега не было, но холод чувствовался. Откуда-то — судя по всему, со стороны Тверской — доносился шум и звуки голосов. Видимо, там было людно. Тёма принялся говорить. Когда дело дошло до старушки, шофер заржал как жеребец. Эта старушка — таковая же электроника, как и те девки. Лишь она вирус подцепила. Ну, в смысле электронный. Ну и вот. Которая воспринимается как самый большой владелец, так крутой, что он может всё, даже сам себя назначить владельцем кому угодно… Логический феномен, хуле.

Вот через это дело вирус и впендюривают. Представь, дроиды ведутся. Истинные организации делают, даже литературу какую-то печатают… Ты собственный телефончик проверь, может, заработал? Я с тобой пойду — мне здесь тоже нужно кое-что. Они отправь ввысь по переулку.

Присмотревшись, Костыльков сообразил, что они идут по Леонтьевскому. Как они сюда попали с Малого Гнездниковского, было не чрезвычайно понятно. Тёма, вообщем, решил не забивать сиим голову, а больше глядеть по сторонам. Улица была фактически безлюдной и чистенькой. Где-то были припаркованы машинки, по большей части — грузовички либо мини-вены различных форм и расцветок. Попалось даже белоснежное ландо на шинах-дутиках, с длиннющей антенной сзади. Зато у домов был некий нежилой вид.

Более-менее прилично выглядели лишь 1-ые этажи, все как один — застеклённые и забранные жалюзями. Зато не было таблички на доме Станиславского, что Тёму почему-либо разочаровало. На фоне общего уныния выделялась палатка, раскрашенная в сине-бело-красные цвета. Она была закрыта, на окошке висела надпись «перерыв на обед». В витрине красовались маленькие книжечки, вид которых показался Костылькову знакомым: таковая книжечка была и у него.

Кстати, цены обычные. Ежели на иной глобус эмигрируешь, меняй тут. Здесь для тебя фотку переклеят, в базу внесут, и шкуру не спустят. Америка настоящих средств стоит, у нас таковых нет. Грин-карта тоже недешёвая… Оппаньки, наши! Рядом стояла осёдланная лошадка с перекинутыми через голову поводьями. На попоне была вышита белоснежная звезда, в ней — трёхгранник в оранжевом круге. Это с экологического глобуса. У их там публичный транспорт запрещён, зато генетика и селекция.

Животина нужная, я таковых начальству возил. Прикинь, для городка деланные, послушные, даже срут по команде… Хорошо, отправь. Лишь смотри за кармашками, могут обчистить, — добавил он. Опосля пустынного переулка Тверская впечатляла многолюдством. Фактически вся улица была покрыта киосками, лавочками, торговыми рядами. Везде что-то брали и продавали.

Прямо перед Тёмой расположился мужчина с кожаными куртками, далее показывались какие-то колёса, по виду тракторные, левее шёл длиннющий прилавок с фарфоровыми фигурками: кошечки, собачки, балерины на пуантах. Некий негр прямо на асфальте разложил гору сумок под Louis Vuitton, рядом с ним стоял китаец с белоснежными зонтами.

Далее беспокоилась масса — большущая, как море, и подозрительно тихая: доносился лишь далёкий гул. Здесь вообще-то людей нету…. Тёма уже и сам углядел маленькую палатку, на которой была вырисован большой мобильный телефон.

Он окунулся в массу и вправду чуток не оглох: таковой там стоял гвалт. Кто-то кричал, срывая горло: «Пааакупаем, паааакупаем, маааантана, двесть цатый сектр, треееетья линь, тоооока у наааас, мааааантана, паааакупаем, паааакупаем, маааантана». Какая-то баба в платке визжала как резаная, требуя сдачу.

Без умолку тараторил торговец с маленькиим оранжевым мегафоном, расхваливающий «гульфики арктические на гагачьем пуху». Кавказского вида мужчина переругивался с 2-мя неграми на неизвестном языке, напоминающем лай ризеншнауцера. Матюки в его речи, но, слышались отчётливо. Тёма придавил поплотнее руки к бокам, защищая кармашки, и ввинтился в массу, пробиваясь к палатке. По дороге его попробовала перехватить цыганка, завопившая что-то вроде «молодой, прекрасный, сглазили тебя, беда будет, средств не будет, любви не будет, дай на ручку — отведу беду».

Посреди разложенного продукта достаточно быстро нашёлся новейший «Самсунг», который ему дали за 70 баксов. Торговец — низенький мужичок в вязаной шапочке — ловко переткнул ему симку, позже предложил ему ещё за 5 баксов перекачать из мёртвого телефона записную книгу. Тёма согласился, торговец достал стеклянную банку с водой, в которой извивался некий полупрозрачный червь, вытащил его щипчиками и приткнул извивающуюся тварь к разъёму тёминой «Нокии». Червь присосался к разъёму и повис.

Иной конец червя он таковым же образом подцепил к «Самсунгу». Червь задёргался, засветился зелёным, позже жёлтым, «Самсунг» запищал и на экране заплясали цифирки… Под конец торговец согласился приобрести сдохшую «Нокию» за четыре бакса. Тёма согласился, решив, что средства не излишние. Тёма машинально обернулся и увидел здорового — под два метра — рыжего детину. К нему жалась полуголая женщина с большущими васильковыми очами.

На шейке у неё был широкий ошейник с железным кольцом и цепочкой. Иной конец цепочки был зажат в покрытом рыжей шерстью кулаке детины. Женщина, как как будто цепи ей было не много, ещё и сама цеплялась за рыжего тоненькими пальчиками.

Девки прям ягодки, целочка на целочке. Дурочки у него девки, грамоты не знают, — поморщился Михалыч, ища в пачке замусляканных бумажек пятидолларовую банкноту. Мне ассистент нужен. За семьсот взял бы, с грамотой и счётом. Пробудись, Михалыч, нет больше таковых цен! Я эту козу за тысячу двести еле сторговал, прикинь, да? Оказавшись на тротуаре — на котором сильно прибавилось народу — он нашёл относительно спокойное место у заколоченного подъезда дома и принялся названивать Малышу.

Малыш долго не брал трубку, позже, в конце концов, взял, и недовольным голосом попросил подождать минутку-другую, пока он здесь окончит со своими делами. Ожидать пришлось не минутку-другую, а четверть часа как минимум. За это время мимо Тёмы прошло несколько человек, ведущих за собой свежекупленных рабов с ошейниками. Те вели себя смирно и на свободу не рвались. Малыш подошёл не один, а с женщиной. Женщина показалась Тёме смутно знакомой: эту блондинку с решительным лицом он уже кое-где лицезрел.

Блондинка прижимала к бюсту здоровый чёрный пакет с кое-чем тяжёлым и корявым. Костыльков увидел, что чёрный пластик прорван, и оттуда торчит что-то, чрезвычайно напоминающее здоровый коготь. И по-русски говори, когда тебя спрашивают. Всё понятно?

Тёма с сожалением проводил взором покачивающиеся бёдра. А ежели белоснежные — это либо копии южноамериканские, либо наши естественные из питомника с 20 девятого десятой полосы. Наши, кстати, дешевле. И морок никаких. Сами рады до усрачки, когда их приобретают. Глобус там типа вашего, лишь нефть ничего не стоит, там термояд открыли.

А власть в Рф таковая же, и желает иметь шале на Лазурном Берегу. Ну и вот — реализуют российское население. Деток у родителей приватизируют через ювеналку и в детских централах доращивают. Голодом морят, бьют-пытают и всё такое прочее. Чтоб сами желали поскорее продаться. Хозяева, по последней мере, не каждый день пизды дают, и традиционно за дело… Не хочешь, кстати, рабыньку прикупить? Нормальную, с гарантией?

Я здесь знаю место, за тысячу триста девственницу взять можно, за 600 — подержанную. В один момент в тихий, как через вату, гул толпы врезался некий живой звук. Тёма задрал голову и увидел над Тверской чёрный вертолёт с оранжевым пятном на брюхе. Пока он на него глазел, из-за крыши примыкающего строения практически выпрыгнул ещё один. Звук стал громче. Шли быстро. Тёма попробовал было тормознуть около палатки с паспортами, но водила сурово дёрнул его за руку и повелел не отставать.

Около чёрной машинки топталась рабынька, всё так же прижимная к груди пакет. Водила разблокировал двери, открыл багажник. Женщина аккуратненько поставила туда загадочную сумку, опосля что влезла туда сама, аккуратненько уложившись вокруг ценного груза.

Малыш захлопнул крышку. Тёма вздохнул и уселся на место. Составишь компанию? Средств не возьму, считай — халява, — быстро добавил он. Впереди был виден смазанный кусочек асфальта и стенка дома. Тёма пялился пару секунд, до этого чем до него дошло, что стенка не движется. При этом мотор продолжал шуметь и чувство движения никуда не девалось. С кортежем, охраной и иной массой. Сейчас понятно, чего же проверка прилетела.

Тёме стало интересно, он тоже опустил стекло и плюнул. Плевок завис в воздухе в полметре над асфальтом. Костылькову стало страшновато и он быстро поднял стекло. У клонов данной нам серии пузырь слабенький. Ежели в багажнике напрудит, убью нахуй, — пообещал он. Бритни Спирс в блонди-варианте. Америкосы с восьмой полосы делают. А по спецзаказу — естественно. Какая-то из Пугачёвых для себя десяток копий прикупила, для чёса по юбилеям.

Либо, может, напротив — количество копий на известность влияет каким-то образом. Что первично — науке неизвестно… Гребенщиковых, к примеру, дохуя развелось, — вспомнил он. И песни друг у друга тырят. Прекрасная песня, кстати, ты послушай как-нибудь. У их матриархат, дама всё решает, — объяснил Малыш. У Тёме в кармашке затрезвонил телефон. Судя по номеру, звонил Тительбаум. Костыльков досадливо сбросил звонок: лишь Тителя ему на данный момент не хватало.

Это таковая херь — микроб, грибок, не помню, мандула какая-то маленькая. Живёт в организме, выделяет что-то типа опиатов, от их кайф. Кайфонавтика именуется. Передаётся капельным путём. Это 1-ая осевая. Тут история шла как приблизительно у вас, Совок тоже был, лишь этот, блин, как же его… Петрик… Лунтик… Лысенко, во.

Лысенко не было. Зато генетика была. Генетики и сделали. По заказу данной, как её, партии, ну ты сообразил. Плевок практически погрузился на асфальт, а стенка чуток двинулась, но и лишь. Все счастливы, никому ничего не нужно. Простую работу под кайфом можно желать, непростую — в общем, тоже.

Для тех, кто работать не желал, была прививочка, грибок в крови убивала. Без кайфа жить не хотелось, потому работали. Позже на коммунизм все перебежали, поэтому что кайфонавтика по всему миру распространилась.

Молвят, 1-ое время даже ничего было. Пока высшее управление и гебешники для себя прививки делали. А позже им грустно стало, что всем отлично, а они одни как мудаки… В общем, тоже перебежали на кайфонавтику, и заставлять работать стало некоторому. И вымерли потихоньку. Отлично хоть, из огромных городов уйти успели. Вроде как боялись, что в городках остались крайние иммунные с вакциной… Короче, мир стоит пустой, а он формально в баксовой зоне и к тому же удачный, здесь континуум широкий, пробки не нередко.

По итогу дали глобус в общее использование, на торговлю и остальные такие дела. Все городка законсервировали, там одни сплошные магазины, больше вообщем ничего нет. А в центре каждого — вещевой рынок, это тут традиция…. Машинка рванула так, что Тёму вжало в сиденье, позже мотнуло направо-налево, так что он чуть успел уцепиться за наддверную ручку.

В стекле в один момент вспыхнуло дневное солнце, позже они пробили полосу розового рассвета и, в конце концов, затормозили в сумерках. Мы на месте.

Сик обменник buy cryptocurrency with amazon gift card

СРОЧНО! ЦБ России подготовил новую методичку по лимитам карт!

Следующая статья waterhole zcash

Другие материалы по теме

  • Белгород банк обмен валюты
  • Фонд биткоина
  • 20 crypto